Подмосковный Версаль

Георгий Блюмин, доктор технических наук и профессор культурологии, консультант компании "Терра-Недвижимость", автор книги "Царская дорога", продолжает серию рассказов по истории Рублевки.

Подмосковным Версалем называли современники знаменитое княжеское поместье близ Москвы. И потомки закрепили это название за "Архангельским" - чудом изящества, красоты и благородства даже в окрестностях древней русской столицы, богатых памятниками истории и культуры. Версаль - резиденция французских королей под Парижем, лучший во Франции дворцово-парковый ансамбль в стиле классицизма. По-французски vers - стихи, а verse - искусный. Версаль, конечно, включает в себя эти два понятия. Блистательным образом поэзию и искусство соединило в своем неповторимом облике и наше Архангельское.

Все начиналось с высокого холма над Москвой-рекой, с которого открывались бескрайние заречные дали. Река подступает к холму крутой излучиной, и здесь часто случались оползни. Поэтому и давнюю-давнюю деревушку, тут возникшую в XVI веке, называли Уполозы. Вотчинник Алексей Иванович, владевший в ту пору этими землями, взял себе соответствующую фамилию - Уполоцкий. Последняя представительница этой фамилии вдова Любава Уполоцкая продает сельцо князьям Киреевским, а затем его владельцем становится не менее именитый в российской истории боярин Ф.И. Шереметев. Деревушка уже именуется селом Архангельское, Уполозы тоже - по названию выстроенной тут же на холме деревянной церкви во имя Михаила Архангела.

В переписной книге 1646 года читаем любопытную запись: "За боярином Федором Ивановичем Шереметевым вотчина, что было за Немиром и Григорием Киреевским, село Уполозье, Архангельское тож, а в нем церковь Архангела Михаила деревянна, а у церкви во дворе поп Михайло; да задворных людей два двора конюхов, да деловых людей три двора и один двор пуст. Деревня Захарково, а в ней крестьян 14 дворов да два двора пусты: Парфенка Наумов и Трофим Васильев бежали безвестно в нынешнем году".

Усадьба не меняет своего местоположения и с приходом нового хозяина боярина Я.Н. Одоевского, однако значительно им украшена: появился боярский двор, а при нем оранжереи и плодовый сад. Но самое главное, - на холме, над Москвой рекой, поднялась на месте прежней деревянной очаровательная небольшая каменная церковка, выстроенная талантливым русским зодчим из крепостных Павлом Потехиным. Этот храм во имя Михаила Архангела сохранился по сей день.

История Архангельского - это чередование яркого процветания и почти полного забвения. Так случилось, когда село перешло в 1703 году к представителю древнейшего российского рода князю Дмитрию Михайловичу Голицыну, брату фельдмаршала М.М. Голицына. Этот блестяще образованный государственный деятель эпохи Петра Великого, живя и трудясь в старой и новой столицах, мало интересовался своей подмосковной. В летописях того времени читаем об Архангельском: "А в оном дом прикащика и двое людей, а прочие дворы пусты стоят, дворовые частью умерли, частью заскудели и переведены в другие дворы, один взят в солдаты". Какой уж тут "подмосковный Версаль"!

Однако таковому судьбой предначертано было состояться. После смерти императора Петра II в Петербурге активно стал действовать Верховный тайный совет - высший орган государственного управления, во главе которого стоял его организатор князь Д.М. Голицын. Впервые в истории России "верховники" решают ограничить самодержавную власть и приглашают на трон менее всех имевшую на это прав герцогиню курляндскую Анну Иоанновну, дочь старшего брата Петра I. Вначале она соглашается на все кондиции, то-есть условия "верховников", а затем, вступив на престол, разрывает кондиции, а их создателей сурово карает. Вот в этот-то драматический момент русской истории и оказывается не у дел князь Дмитрий Михайлович, но сие печальное обстоятельство обернулось на благо Архангельскому.

Вынужденный переселиться в Москву, князь всю свою энергию направил на осуществление новой идеи: создать в Архангельском загородную резиденцию, где можно было бы жить летом и сохранять ему принадлежащие художественные ценности и огромную библиотеку. Именно князь Дмитрий Михайлович избирает новое место для усадьбы, существующее здесь поныне: западнее церкви, за оврагом, строится господский дом и разбивается большой парк, нисходящий к Москве-реке. В эти годы Голицына в Архангельском посещает знаменитый русский ученый-энциклопедист В.Н. Татищев, он беседует с хозяином усадьбы, знакомится с его библиотекой. К сожалению, эта новая деятельность князя продолжилась всего семь лет: в 1737 году злопамятная императрица повелела заключить его в крепость, где он умер.

Сын Голицына, унаследовав усадьбу, занялся хозяйствованием. В "Экономических примечаниях" 70-х годов XVIII века читаем об Архангельском: "Село на левом берегу Москвы, церковь Архангела Михаила каменная, господский дом на каменном фундаменте деревянный, при нем сад регулярный с плодовитыми деревьями, фабрика полотняная, завод конский, в нем лошади немецкие и неаполитанские, на речке Горетинке пильная мельница об двух рамах".

О красоте вспомнит только внук Дмитрия Михайловича. Князь Николай Алексеевич Голицын, посол в Швеции и сенатор, в конце XVIII века выстроил в Архангельском дворец по проекту французского архитектора Шарля де Герна. Дворец строился наподобие французского Большого Трианона - дворца в Версале. Не замедлил появиться и "малый Трианон": вследствие ссоры между супругами Голицыными по настоянию жены князя Марии Адамовны, урожденной Олсуфьевой, для нее строят особый дом, украшенный ионическими колоннами и названный "Капризом". Парк теперь спускается к реке правильными террасами; на террасах появляются мраморные бюсты и античные статуи; шведский механик Август Норберг решает проблему водоснабжения в парке - и появляются великолепные фонтаны. Он же спроектировал машину для подачи воды в Большой дом и в оранжереи. В 1803 году Н.М. Карамзин восхитится Архангельским, побывав там: "Русские уже чувствуют красоту природы, умеют даже украшать ее. Объезжайте подмосковные, - сколько прекрасных домиков, английских садов, достойных любопытного взора просвещенных иностранцев. Например, село Архангельское, в 18 верстах от Москвы, вкусом и великолепием садов своих может удивить самого британского лорда; счастливое, редкое местоположение ещё возвышает красоту их". Существует мнение, что на создание "Подмосковного Версаля" Н.А. Голицына подвигнул романтический русский император Павел Петрович и что после отставки князя тем же императором у Голицына опустились руки, и работы замедлились.

Обширное строительство и благоустройство Архангельского, предпринятое князем Н.А. Голицыным, было прервано с его смертью в 1809 году. Уже в следующем 1810 году вдова-княгиня продала село Архангельское вместе с прилегающими деревнями за 245 тысяч рублей знаменитому и богатейшему вельможе екатерининского века князю Николаю Борисовичу Юсупову.

В одном из писем новый хозяин точно определил свою позицию в отношении к новоприобретенному имению: "Как Архангельское не есть доходная деревня, а расходная, и для веселия, а не для прибыли, то стараться… то заводить, что редко, и чтобы все было лучше, нежели у других". Для Архангельского закончился век голицынский и начался век юсуповский. Уж так случилось: ровно 107 лет - с 1703 по 1810 год - поместьем владеют князья Голицыны, а затем ровно 107 лет, вплоть до революции 1917 года, Архангельское принадлежало княжескому роду Юсуповых.

Богатство князя Николая Борисовича было колоссальным: более сорока тысяч душ крестьян, около ста имений в 23 губерниях России. Он мог приглашать в свое Архангельское известнейших мастеров живописи и архитектуры, приобретать шедевры мирового искусства. А.С. Пушкин, дважды побывавший а Архангельском, напишет о князе: "Циркуль зодчего, палитра и резец ученой прихоти твоей повиновались". Распоряжаться подданными по прихоти - это крепостничество и тирания. Но осуществлять прихоть ученую (а князь Юсупов был учен, образован и обладал при том безукоризненным художественным вкусом) - это совсем иное. Это значило создавать волшебные картины красоты, которые вскоре и явились взору в известном ныне всему миру Архангельском.

В том же 1810 году князь Николай Борисович продал в казну один из своих петербургских дворцов. Этот дом на набережной Фонтанки, построенный великим зодчим Д. Кваренги, перешел к только что созданному Ведомству путей сообщения во главе с приехавшим в Россию испанским инженером А. Бетанкуром. Из петербургского дворца Юсупов перевозит в Архангельское свою блистательную картинную галерею и собрание мраморов. Два года интенсивной работы в усадьбе вплоть до начала Отечественной войны 1812 года завершают и нереализованные замыслы князя Голицына, и создают здесь много нового, уже юсуповского. Улучшена архитектура Главного дома и полностью завершена его наружная и внутренняя отделка. Окончательно спланирован регулярный парк с шеститеррасным построением - от верхнего уровня, украшенного дворцом, до нижнего уровня Москвы-реки.

После изгнания французов из Москвы совершенствование усадьбы продолжается с прежними темпами. В 1816 году был подготовлен проект театра в Архангельском, выполненный известным московским зодчим О.И. Бове, построившим в столице Большой театр и восстанавливавшим первопрестольную столицу после пожара 1812 года. Однако, в конце концов, театр был выстроен по проекту известного в Европе художника-декоратора Пьетро Гонзага. Этот мастер выполнил для юсуповского театра двенадцать смен перспективных декораций. Метод перспективы, прославивший Гонзага ещё в Милане, где он расписал занавес знаменитого театра "Ла Скала", получил в Архангельском свое высшее воплощение. А из осуществленных в Архангельском проектов О.И. Бове можно назвать здание "Кладовой над оврагом" в восточной части усадьбы.

Театр вызывал всеобщее восхищение. В 1837 году поэт Н. Кукольник писал о нем: "Театр, построенный по рисунку Гонзага… и посвященный покойным владельцем памяти сего знаменитого художника, можно считать важнейшей достопримечательностью Архангельского села. Эта прелестная игрушка состоит из 22 двухместных лож с внутренним сообщением в двух ярусах и из небольшого партера и может вместить в себе до 400 зрителей; но самая величайшая драгоценность - это двенадцать перемен декораций, писанных неподражаемой кистью Гонзага. Из уважения к художнику и желая сохранить сколь возможно долее эту живопись, которая столь же быстро осыпается, как разноцветные украшения на крыльях мотылька, покойный владелец не позволял на этом театре сценических представлений; так, по крайней мере, нам рассказывали".

После того как новое здание театра было готово, княжеский театр переезжает в него из правого флигеля дворца в Архангельском. Труппа состояла из крепостных актеров, которых с детства обучали кордебалету, игре на фортепианах, пению, языкам итальянскому и французскому. Репертуар состоял из дивертисментов, но иногда разыгрывались целые пьесы. В репертуаре того времени видим постановки балетов "Севильский цирюльник", "Зефир и Флора", комедии "Фединька и Лука". Сохранился рассказ одного из посетителей театра: иногда по знаку Н.Б. Юсупова юные танцовщицы быстро и одновременно сбрасывали с себя всю одежду и продолжали танцевать в совершенно обнаженном виде к удовольствию собравшихся.

Окончательно отделывая Большой дом, возводя в поместье новые постройки и достраивая прежние, окончательно устраивая парк, князь приглашает известных московских зодчих - Бове, Мельникова, Тюрина, Жукова. Выдающаяся роль в осуществлении архитектурных замыслов принадлежала крепостному архитектору Юсупова В.Я. Стрижакову, который с величайшей энергией строил сам и находил и исправлял ошибки в проектах маститых мастеров.

В Архангельском Николай Борисович Юсупов разместил в специальном здании свою прекрасную библиотеку, состоящую из 30 тысяч томов ценнейших книг, в их числе до 500 эльзевировских изданий. В художественной галерее хранились подлинники Кановы, Греза, Клод-Лоррена, Рембрандта, Рубенса, Тенирса, Давида, Легро и многих других.

В конце 20-х годов XIX века в Архангельском появился особый ботанический сад с редчайшими растениями. В самих оранжереях деревья были рассажены аллеями. Там, как в парке, возвышались античные статуи, слышалось журчание фонтанов, белели мраморные скамьи для отдыха. А.И. Герцен, одно время служивший под началом Н.Б. Юсупова в Оружейной палате, писал в "Записках одного молодого человека" об усадьбе: "Здесь человек встретился с природой под другим условием, нежели обыкновенно. Он от нее потребовал одного удовольствия, одной красоты и забыл пользу; он потребовал от нее одной перемены декорации для того, чтобы отпечатать дух свой, придать естественной красоте красоту художественную, очеловечить ее на ее пространных страницах: словом, из леса сделал парк, из рощицы - сад… Бывали ли вы в Архангельском? Ежели нет, поезжайте…". Известный в пушкинскую пору писатель и журналист А.Ф. Воейков, переводя книгу Ж. Делиля о садах и парках, дополнил ее описанием в стихах подмосковных усадеб в Архангельском, Кускове, Останкине и других:

Пример двора священ вельможам-богачам;
Во всех родилась страсть изящная к садам:
В Архангельском сады, чертоги и аллеи,
Как бы творение могущей некой Феи,
За диво бы почли и в Англии самой.

Начиная от императора Павла Первого, свято соблюдалась традиция в Доме Романовых: при посещении Москвы непременно навещать Архангельское. И сегодня стоят в усадьбе обелиски-колонны в память о таких визитах Александра I, Николая I, Александра III, а также великих князей и великих княгинь.

После смерти князя Н.Б. Юсупова, создателя жемчужины Подмосковья, начался очередной период упадка усадьбы. Наследники вывозили ценности из Архангельского в Петербург. Возрождение началось лишь при последних Юсуповых - графах Сумароковых-Эльстон. Тогда, в начале XX века, были подновлены росписи, осуществлен ремонт, появился памятник А.С. Пушкину и храм-колоннада работы архитектора Р.И. Клейна.

После 1917 года в усадьбе возник санаторий, ныне принадлежащий Министерству обороны. Одновременно открылся музей "Архангельское". Начавшийся 17 лет назад капитальный ремонт дворца и других усадебных зданий далек от завершения до сей поры, несмотря на предпринятое несколько лет назад разделение территории усадьбы между Министерством обороны и Министерством культуры. Но пришедшего сюда паломника питает "энергетика местности", то дивное величие, которое достигнуто было здесь когда-то единением природы и разнообразных искусств.

По-прежнему прекрасен парк и окружающие его рощи, так же величествен вид окрестностей с обзорной террасы, белым узорным цветком расцветает храм Михаила Архангела над обрывом, а ниже его, у берега реки, как столетия назад, бьет из-под корней вязов Юсуповский родник. Напьешься его животворной воды и веришь: усадьба в Архангельском непременно возродится в былом блеске, и мы это возрожденное увидим.

Предложения в поселке Усадьба Архангельское
© 1995–2020 «Терра-недвижимость»
Соглашение об использовании
Карта сайта Available on the App Store
Рейтинг@Mail.ru
лимит символов – 500
лимит символов – 500
лимит символов – 500
лимит символов – 500
лимит символов – 500
Наверх